Главная » Новости, Общество » Он чудом остался жив, а виновница по-прежнему за рулем

Андрею Паньковскому исполнилось 20 лет. В июне он вернулся домой из армии. Служил в ракетных войсках стратегического назначения. Осенью планировал восстановиться в техникуме. Через год уже получил бы диплом теплотехника. Ну а лето – пора отдыха: наслаждался жизнью, встречался с друзьями, гулял по родной Сысерти порой до утра.

27 августа он не дошел до дома какие-то метров пятьсот. Разошлись на перекрестке с другом, и Андрей остался на пустынной улице один. Нужно было прошагать от Некрасова по Степана Разина до Заречной. Не удалось. Сзади вылетела машина, сбила парня, протащила по обочине и скрылась с места аварии.

Шесть часов – с часу ночи до семи утра — он истекал кровью в канаве. Различные черепно-мозговые травмы. Сломана рука, нога, травмирована грудь, переломаны ребра, — проще перечислить живые места.

Случившееся мать Андрея вспоминает, как страшный сон:

— Даже не знаю, что его спасло. Или ночь эта была не настолько холодная. Или в армии организм закалился, — говорит Елена Паньковская, —  но это чудо, что сын остался жив.

Утром  проснулись соседи и обнаружили у дома возле водоразборной колонки страшную находку. Тут же вызвали скорую и милицию.

Вообще эта страшная история, как ни странно, помогла  Лене увидеть и много хорошего. Как на их горе откликнулись родственники, друзья, коллеги, соседи. Помогали, кто как мог, и словом, и делом, и рублем.

Как боролись за жизнь сына наши сысертские медики. Те самые, которых мы порой ругаем и ни во что не ставим. Андрей находился несколько суток без сознания. И был в таком состоянии, что транспортировать его в областной центр было нельзя. Именно наши доктора сделали все необходимые первые мероприятия. Именно им благодарна мать, что парень заговорил. Повреждена была левая сторона и этого вообще могло не произойти никогда. Операцию в нашу больницу приехал делать нейрохирург.

Андрея перевезли в областную больницу в начале сентября, как только ситуация стабилизировалась. Перевезли не из-за того, что квалификации врачей на большее бы не хватило. В Екатеринбурге стоит лучшая техника для диагностики. Там он еще был на интенсивной терапии. Потом постепенно начал приходить в себя. И Лене пришлось взять отпуск без содержания, чтобы ухаживать в больнице за сыном. Приподнимать, переворачивать, кормить с ложечки… Как когда-то, когда он был маленький. И он не всегда ее узнавал.

Хорошо сработали по горячим следам и наши полицейские. Не успела потрясенная мать вернуться домой с места аварии, полчаса не прошло, они стояли у соседнего двора. На месте происшествия нашли катафоты от бампера. Красная «Мазда» — машина приметная. Кроме того, управляющая ей молодая женщина не раз становилась виновницей ДТП и была на заметке у сотрудников ГИБДД. Неоднократно она находилась за рулем и нетрезвом состоянии. Вот и этим утром ее обнаружили в состоянии наркотического опьянения.

Сына Паньковских сбила соседка. Когда-то дачница, основным местом жительством которой был Екатеринбург. Последнее время, как Катя родила ребенка, они жили здесь. В доме наискосок от потерпевшего.

Ребенку Кати полтора года. Правда, чаще соседи встречают, как гуляет с ним папа, а не мама. Рассказывают, что раньше Катя не загоняла машину во двор, оставляла на улице. В эту ночь было по-другому. Когда полицейские вошли во двор, увидели и вмятину на лобовом стекле, и поврежденный бампер. Словом, все следы аварии.

Сразу после аварии соседи вызвали эвакуатор, загнали на него машину и сами съехали из сысертского дома в Екатеринбург. Катя даже не сочла нужным подойти к Паньковским, сказать: «Простите». Ее муж, правда, извинялся.

Естественно, как только запахло жареным, появились адвокаты. Начали оспаривать форму справки о состоянии наркотического опьянения. И что, дескать, не за рулем принимала, а после того. В одном из телевизионных интервью Катя заявила, что ей показалось, что она сбила котенка. Котенок, правда, оказался ростом 183 см… Но чего только в темноте не привидится.

Андрей находился на стационарном лечении до 12 октября. Это – длительный период. Адвокаты понимают, что и от срока лечения зависит, как потом будет квалифицирована тяжесть нанесенных телесных повреждений.  Потому Катя проявила участие, позвонила Лене, отчиталась. Дескать, я предлагала свою помощь врачам, но они сказали, что лечение бесплатно.

Напомню, Лена на длительное время взяла отпуск без содержания. Ее муж Сергей работает на заводе, где на днях выдали зарплату за август. Они выкупили лекарства на два месяца на 12 тысяч рублей. Лечить Андрея понадобится года два, как минимум. В копеечку обошлись и ортезы на руку и ногу. Их надо носить три месяца. Если связки не срастутся, понадобится еще одна (а сколько их позади) операция.

В ближайшее время 20-летнему парню – еще вчера бравому здоровому солдату – поедут оформлять группу инвалидности.

Они не жалуются, не жаждут кровной мести. Они говорят о другом:

— Я не хочу, чтобы ее посадили. У нее маленький ребенок – полтора года — она должна быть с ним, — делится Лена. – Но бесит то, что неоднократно после этой трагедии ее снова видели за рулем. Видели знакомые, видела свекровь, видел муж. И в сентябре, и в октябре. Произойди со мной такое – близко к машине бы не подошла. Руки-ноги бы тряслись. Сколько беды другим семьям она еще принесет? Если денег, как у дурака фантиков, плати штрафы и езди?!

Самое страшное для Паньковских, будем надеяться, позади. Папа занимается с сыном физкультурой, и Андрей уже сам садится. Он сам теперь ест ложкой.  Он уже улыбается иногда. Только откормить его мама пока не может. От 70 килограммов сына осталось после больницы не больше 45. Но это уже – дело наживное.

Больничные документы переданы в правоохранительные органы. Возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.

«Маяк» будет следить за развитием событий.

Ирина Летемина

Расскажите друзьям!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

2 комментария к записи “Он чудом остался жив, а виновница по-прежнему за рулем”

  1. Лея Герман 04/11/2012

    В 1979 году со мной произошла почти в точности такая же история.Мне было 9 лет.Я возвращалась от подружки домой.Было пять часов вечера,самый конец декабря.Дорогу я перешла благополучно.И уже на тротуаре меня сбила машина,за рулем которой была пьяная женщина…Наверное,я и замерзла бы в снегу,не приходя в сознание,но по счастливой случайности следом за машиной,сбившей меня,ехала машина скорой помощи.Несколько месяцев моя мать провела около меня,не выходя из больницы.Ситуация ухудшалась,транспортировать в Свердловск меня было нельзя.И тогда моя мама приняла единственно правильное решение-она потребовала моей транспортировки в Институт травмотологии и ортопедии.Я до сих пор слышу крик этого требования,крик «раненой птицы».Мама провела со мной в Свердловске еще долгое-долгое время.Она спала на стуле около моей кровати,потому,что там совсем не было места.Даже на операцию моя мама несла меня на руках-такие узкие были там проходы от множества больничных коек.Обычно это называют «материнским долгом»,только это не так,потому что правильное слово здесь не «долг»,а Любовь.И все же причина написать это письмо у меня другая.У пьяной водительницы тоже была трехлетняя дочь.Рассуждения моих родителей были такими же,как и Ваши,Лена,-они пожалели маленькую девочку.Но знайте,я считаю это НЕ ПРАВИЛЬНЫМ.Находясь со мной в больнице маме пришлось оставить дома на несколько месяцев еще 3 детей,старшему из которых было 15 лет.Я всю жизнь страдаю страшными приступами болей по всему телу.Моя жизнь,по счастию,не пошла под откос,но она полна каждодневных трудностей,связанных,с перенесенной травмой.Это отразилось, в частности, на отношениях с моими уже детьми.Вашему мальчику-20,как моей старшей дочери.Подумайте о нем.Вы сегодня счастливы,что он просто жив.Я считаю,что речь не идет о «кровной мести».Преступление должно быть наказуемо.Наказуемо по закону.Я живу в Исраель 18 лет.Меня бы даже спрашивать не стали хочу ли я наказать виновницу.В подобном случае речь идет о тяжком преступлении » попытка непреднамеренного убийства при отягчающих обстоятельствах второй степени».Что карается лишением водительских прав навсегда и лишением свободы от 10 до 15 лет.Но это у нас.Поскольку пьяный за рулем приравнивается к убийце автоматически.Подумайте,однажды с пьяной мамой в машине может оказаться ее собственный ребенок…Я желаю успешной реабилитации Андрюше.Вам-найти в себе силы для принятия правильных решений. Лея.Р.S.Мою маму звали Новоселова Альбина Петровна,она была учителем начальных классов.

    Ответить

Оставить комментарий

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и брань, будут редактироваться.

Система Orphus