Главная » Власть, Экономика » Кто и как формирует облик нашего города
Мария Олеговна Свеженцева

Мария Олеговна Свеженцева

Когда жители возмущаются неудачной, на их взгляд, застройкой или расположением различных объектов, можно услышать фразу: «Чем занимается архитектор?» или того обидней: «В городе нет архитектора!»

Что делает, о чем думает и какие задачи решает главный архитектор Сысертского городского округа, наш сегодняшний разговор с Марией Олеговной Свеженцевой.

Сысерти без малого три сотни лет, а некоторым населенным пунктам округа, как, к примеру Большому Истоку, хорошо перевалило и за три сотни. М. О. Свеженцева в кресле архитектора  менее двух лет.

— Мария Олеговна, кто определяет лицо города? Направление, в котором ему двигаться. Как в существующей застройке, так и при освоении новых участков.

— На самом деле понятие градостроительства гораздо шире, чем архитектура. Помимо просто создания зданий, это еще инженерные и транспортные сети. Комплекс вопросов, связанных с историей, экономикой и даже политикой. Общую стратегию, куда движется муниципальное образование, принимает совместно администрация и дума. Это определяется многими условиями. В основе — генеральный план Сысертского городского округа. Он крупными мазками определяет функциональные зоны. Где будет жилая застройка, где — промышленность, где — зона отдыха, а где — коммунально-складское хозяйство.

— Генеральный план округа принят лишь в августе 2013 года. С того времени построено не так много. Большая же часть объектов появилась задолго до принятия этого документа. Каждый был воздвигнут на клочке земли, который кому-то принадлежал. Значит ли это, что все застраивалось так, как захотел каждый отдельно взятый собственник?

— Вообще была проблема с тем, что формирование населенных пунктов шло стихийно. Приходил инвестор, который хотел построить что-либо, оформлял разрешение, а отказ возможен лишь в ограниченных законом случаях, и строил на свой вкус.  Двадцать лет шел процесс, в котором инвестор стремился вколотить больше зданий, чтобы получить максимальную прибыль. Не учитывая ни архитектурный облик, ни аэрацию, ни инсоляцию. Определяющую роль играли деньги инвестора, роль архитектора сводилась к минимуму. Но теперь пришло понимание, что с таким подходом теряется облик городов. В прошлом году принят федеральный закон о стратегическом планировании. Идет подготовка к большой земельной реформе. Проблема в том, что порой градостроительный кодекс противоречит земельному. Сейчас земельный кодекс приводится в соответствие. С 1 марта вступила в силу большая часть изменений. К слову, теперь любой землеотвод, за исключением четко оговоренных законом ситуаций, происходит только через аукцион.

— Можно ставить задачи и говорить о стратегии размещения объектов в будущем времени. Но то, что построено, уже не изменишь…

— Сиюминутно, конечно, нет. Но, к примеру, генпланом Екатеринбурга предусмотрен вынос завода Уралмаш из жилой зоны. В перспективе. Либо предприятие должно предпринять меры, чтобы снизить санитарную зону. Уменьшить риск воздействия на окружающую среду. При сегодняшнем территориальном планировании учитывается и роза ветров, и движение реки и исторические традиции. Историческая фактура для существующих населенных пунктов – имеет важнейшее значение. Ценность города – в истории. Посмотрите, как бережно к своей истории относится Европа. Именно старые кривые улочки создают дух городов. Вот и нам надо стремиться к сохранению традиций. Но при этом дать застройщику максимально свободный путь, убрать административные барьеры.

— Что изменилось в последнее время? Приходят те же инвесторы с теми же деньгами, которые готовы потратить на определенные цели. Вы по-прежнему не можете им диктовать.

— Появляются документы территориального планирования. К сожалению, пока практически нет проектов планировки территорий. Все эти документы требуют больших средств, которых в бюджете нет. Поэтому пока такие проекты есть на уровне частников. Как, к примеру, в «Лукоморье» или в «Заповеднике», где застройщик выполнил эту работу за свой счет. Но уже есть генеральный план, правила землепользования и застройки. Эти документы сдерживают застройщика в рамках. Еще один важный документ должен появиться у нас до конца года – мы вносим изменения в правила благоустройства. И застройщикам потребуется согласование архитектурно-градостроительного облика. Появятся такие понятия, как паспорт фасада и эскизный проект. Требования не будут распространяться на объекты культурного наследия, индивидуальные жилые дома и улицы. Стратегию, как мы говорили выше, определяет муниципалитет. Человек должен работать в этих рамках. С другой стороны, конечно, генеральный план не должен быть мертвым документом – это будет тормозить развитие территории. И если у человека есть идея, которая принесет пользу, он идет в администрацию с ее обоснованием.

— Самые стратегически важные документы для территории принимаются решением думы. Но их разработкой занимаются специалисты администрации. И в сфере архитектуры и градостроительства – отдел архитектуры.

— У архитектора должно быть свое видение, которое он может предложить. Все-таки эта должность предполагает дух творчества. Хотя, конечно, очень много рутинной работы. Я привлекла в отдел архитектуры молодых специалистов кафедры градостроительства УПИ. Одна из сотрудниц подготовила дипломный проект «Реконструкция уличной дорожной сети».  Дипломную работу надеемся применить на практике при реализации проекта освоения застроенных территорий. Вообще считаю, что для молодых специалистов муниципальный отдел архитектуры  – это очень полезная работа. Здесь, можно сказать, на земле, они получат бесценный опыт. Известно, что теория без практики мертва. Хотелось бы создать в округе градостроительный совет. Чтобы в него вошли опытные дипломированные архитекторы. Чтобы вместе обсуждать какие-либо градостроительные новшества.

— Получается, сегодня роль архитектора возрастает. Соответственно, уменьшаются права инвестора. Почему законодательство разворачивается в эту сторону?

— Чтобы была у каждого населенного пункта архитектурная концепция. Потому, что людей не интересует социально-экономический рост как таковой. Людей интересует качество городской среды. Чтобы были нормальные дороги, сети. Генплан, если хотите, против стихийной воли инвестора. В градостроительной документации выражается воля муниципалитета. Но генплан и правила землепользования и застройки – всего лишь инструмент. Чем гибче он, чем чаще меняется, тем привлекательней территория для потенциальных инвесторов. При этом все-таки не стихийно меняется, а осознанно. Муниципальная политика должна быть мудрой. Так, чтобы инвесторам было интересно работать на развитие округа. Чтобы к нам стремились, и земля  работала. Есть заявитель, который хочет что-то изменить. Муниципалитет для себя должен определить: является ли это приоритетным направлением. И если это не противоречит чему-либо принципиально – изменить. Если хочет быть инвестиционно привлекательным. Внесение изменений, которые диктует жизнь – это постоянный процесс. Но и застройщики тоже должны понять, что кроме того, чтобы заработать, они должны вписаться в исторический дух.

— В общем, мы должны соблюсти баланс. С одной стороны, стремиться создать инвестиционный климат. И законодательство направлено на борьбу с административными барьерами. С другой – сохранить облик населенных пунктов и придерживаться какой-то логики, борясь со вседозволенностью и в этой сфере. А как создаются новые населенные пункты?

Черданцево 2

Черданцево 2

— Вот берем Черданцево-2, — этот населенный пункт будет создаваться с нуля. Землю осваивает область. Проектом занимался институт в Озерске, с привлечением иностранных архитекторов. И уже сразу обозначена вся дорожная сеть, определены красные линии участков, сформированы улицы. Селительная зона поделена на индивидуальное строительство, блочные и многоквартирные дома. В центре предусмотрена общественно-деловая зона с объектами социальной инфраструктуры, вдоль реки – зона отдыха. Сделаны все расчеты. По нормативам определенный объем жилья должен обеспечиваться определенным количеством элементов обслуживания: больницами, садиками, школами, соцкультбытом. Все это предусмотрено СНИПами. Позаботились и о сетях. Градостроительная документация – это многослойный пирог, генплан его верхушка. Он, как я уже говорила, определяет функциональные зоны. Правила землепользования и застройки устанавливают юридическую основу градостроительства – виды разрешенного использования земли. А уже детальной проработкой служит проект планировки территории. Надо понимать, что проект планировки территории не может появиться вперед генплана, а у нас генплан округа и еще 15 населенных пунктов принят только в августе 2013 года. Поэтому огромный план градостроительной документации нам еще предстоит разработать. Эта работа будет постепенно вестись, по мере финансирования.

— Если бы не приходилось оглядываться на финансы, чтобы  вам хотелось сделать в Сысерти?

— Должны быть общественные места с системой озеленения, прогулочными путями. Это тоже улучшает качество среды. Если транспортную сеть можно сравнить со скелетом города, то зеленая сеть – это его артерии. Город – это организм. Движение пешеходов должно быть организовано. Исторически складываются общественные центры. У нас их не хватает. Историческое звено не притягивает людей, как должно. Как энергетический центр, к которому стремятся туристы. Нужны акценты. Нужно благоустройство другого уровня. С общественными детскими площадками, а не только дворовыми, которые есть сейчас, да еще далеко не в каждом дворе. Нужны велодорожки. В Европе в малых городах – развитая сеть дорог для велосипедистов. В Екатеринбурге обсуждается этот вопрос. А уж для Сысерти это просто необходимо. Да, конечно, реализация любой идеи требует средств. Но пусть сначала рождаются планы в головах. Потом их перенесут на бумагу, глядишь, когда-нибудь и в жизнь воплотятся. А пока нет стратегии – тактики нет.

— Мы говорим о том, что муниципалитет должен быть мудрым и гибким. Но при этом от замысла до дела на практике проходит очень много времени. Сколько занимает внесение изменений в генплан?

— Около года. Обычно 9-12 месяцев. Надо понимать, что любое изменение должно пройти, по закону, много стадий. Подготовка проекта, его проверка, его официальная публикация и публичные слушания. При необходимости – согласование с правительством области. Затем – принятие думой, размещение в информационной системе градостроительной деятельности.  Если необходимо внести изменения только в правила землепользования и застройки – путь немного короче – от 4 до 6 месяцев. Но тоже – проект, его обсуждение на публичных слушаниях, принятие думой. При том, что проект стоит денег. В бюджете их нет. Реально двигаются те проекты, которые выполняются за счет заявителя. Чтобы упростить процедуру внесения изменений, мы, по опыту Екатеринбурга и Санкт-Петербурга разбили округ на фрагменты. Там фрагменты использовали только при изменении правил землепользования и застройки. Мы пошли дальше столичных городов, и с помощью фрагментов вносим изменения и в правила, и в генеральный план.

— Слышала, что специалисты назвали это революцией. Но в чем суть этого новшества?

— Генплан содержит огромное количество карт огромного формата. По 4 карты для каждого населенного пункта, плюс 4 на весь городской округ. Применительно к Сысертскому – около полутора сотен карт.  И в случае внесения изменений, даже если речь идет о небольшом участке, переделывали все. Правительство области просто завалено картами.  А это большие высококачественные дорогостоящие чертежи. Теперь мы сделали только карты необходимых фрагментов. И на сайте для обывателей это более наглядно.

— Много нареканий на заседаниях думы бывает по поводу того, что в одном проекте на изменение функциональных зон оказываются различные участки. В результате из-за какого-нибудь спорного пункта затягивается решение по остальным. Почему в одном документе соединяются совершенно разные объекты?

— Внести изменения можно только в утвержденный документ. Мы не можем взять на себя ответственность за то, что депутаты сочтут какой-либо участок спорным. Отдел архитектуры должен обеспечить всем заявителям равные права. В течение месяца каждый должен получить результат. Заявитель на комиссии должен представить свой проект или сформулировать свое предложение (для мелких изменений). В случае одобрения архитектура разрабатывает для него техзадание. На комиссии может быть получен отказ. Основания для отказа – если для округа проект не является потенциально необходимым, не вписывается в стратегию, либо нарушает права третьих лиц.

Надо понимать, что инвестор обращается не в администрацию или думу, а в муниципалитет. Мы должны выступать единым организмом. Если комиссия администрации одобрила проект – человек прошел долгий путь – это и трудозатратно, и финансовых вложений требует, а в конце пути получит отказ думы, это неправильно.

Инвестор пишет заявление, проходит комиссию, выполняет техзадание. Уходит время на публикацию, месячный срок на то, чтобы заинтересованные лица подали возражения. Возможно, техзадание потребует доработки. Готовый проект сдается на проверку в архитектуру. После этого еще доработка. Снова публичные слушания.  После заключения публичных слушаний снова могут заставить что-то переделать. Если все благополучно – он идет на думу. Причем в повестку он должен попасть за две недели до ближайшего заседания. Не успели – откладывается еще на месяц.

— Вывод один: чтобы дума не блокировала совместную работу инвесторов с администрацией, нужно депутатов подключать не на последней стадии, а на первой. Помимо этой масштабной работы отдел архитектуры оказывает муниципальные услуги. Расскажите, какие.

— Цель получения практически любого земельного участка – строительство. Разрешение на строительство мы обязаны выдать в течение 10 дней. Срок выполняем. Правда, увеличилось количество отказов. Если пакет документов неполный, то человек сразу получает отказ. Приходит вновь, когда устранит недочеты. А раньше писал заявление: «Прошу не отказывать — доделаю».

— Требуете ли вы с тех, кто собирается строить частный дом, согласования с аэропортами?

— Здесь есть противоречие между градостроительным и воздушным кодексом. Мы с аэропортами пришли к такому его устранению. Для частников, на объекты которых не предусмотрена экспертиза (ниже трех этажей), согласование не требуем. Остальные должны согласовывать. У нас есть обязанность вести учет всех участков. И мы формируем электронную базу всех изменений, которые происходят на земле. Поэтому градостроительный план земельного участка бесплатно выполняет муниципальное учреждение «Муниципальный центр градостроительства». Конторы, которые раньше предоставляли ГПЗУ, как платную услугу, сейчас этого не делают.

Еще одна муниципальная услуга – предоставление разрешения на условно-разрешенный вид использования. Это какие-то вспомогательные объекты с минимальным негативным влиянием на окружающую среду. К примеру, размещение в жилой застройке магазина, котельной, газораспределительной станции. Если жители на публичных слушаниях одобрили такой проект. Разрешение на ввод в эксплуатацию также должно быть выдано в течение 10 дней. Кстати, в конце июня было выдано разрешение на ввод в эксплуатацию сысертского бассейна.

Также занимаемся присвоением адресов. Из платных услуг – предоставление сведений из информационной системы обеспечения градостроительной деятельности (ИСОГД). Так что вносим свою небольшую лепту в пополнение муниципального бюджета.

Кстати, за выдачей разрешения на строительство индивидуальных жилых домов граждане могут обращаться в МФЦ. Чтобы избежать очереди. Правда, если нужны разъяснения, то уже только к нам.

Информационная система – фундамент для администрации. С 2014 года мы формируем базу данных по участкам. Глава выделил деньги на простейшее программное обеспечение. Автоматизация очень сильно позволит ускорить все процесс. Будет сформировано дело о застроенных территориях.  Со всеми картами, топографией, градостроительными планами земельных участков. Нужную информацию уже не придется на полках искать, она будет в компьютере. Это ускорит выдачу разрешений на строительство и ввод. Планируем запустить примерно через полгода.

— Не разочаровались ли в своей работе, столкнувшись с рутиной?  

— Архитектура – не вещь в себе. Она требует срез знаний по соседним наукам. На как бы стыке всех наук. В этом вся фишка. Ты должен быть и историком, и бизнесменом, и инженером, и политиком, — это и интересно.

— Спасибо за беседу.

Интервью вела Ирина Летемина

 

Расскажите друзьям!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

3 комментария к записи “Кто и как формирует облик нашего города”

  1. Ventura 07/07/2015

    Прискорбно, району опять не повезло с архитектором и девочку жалко — не по Сеньке шапка

    Ответить
  2. Галина 14/07/2015

    Да, пришлось общаться мне с нашим новым архитектором. Сидит с конспектами из института и зачитывает их. Вместо того чтобы по человечески с людьми общаться. Ни на один вопрос не ответила, все в конспектах ответ искала.

    Ответить
  3. Дмитрий 19/12/2015

    Я был на собеседовании по вакансии архитектор раздела ар,но на собеседовании она спрашивала только градостроительные вопросы складывается впечатление, что у Марии Олеговны однобокое понимание архитектурной деятельности с креном в планировочную арганизацию земельных участков.

    Ответить

Оставить комментарий

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и брань, будут редактироваться.

Система Orphus