Главная » Новости, Общество, Спецпроекты » Никто не понимал масштаб катастрофы
С. Н. Левенских

С. Н. Левенских

26 апреля ­- День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф.

Оптимисты умеют радоваться любым изменениям, наверное, в этом скрыт секрет их успеха. Жизнь людей, открытых всем новым веяниям, вмещает столько событий, что порой по их биографии можно писать историю страны. Именно такой человек житель Двуреченска С. Н. Левенских.

Сергей Николаевич сын офицера морской авиации родился вдалеке от Урала, в приморском крае. Хотя отец родом из села Ключи, а мама из Арамили. После демобилизации семья вернулась на малую родину. В школу Сергей Николаевич пошел уже в Двуреченске. Поработал год на Ключевском заводе ферросплавов, затем решил получить образование, поступил на механический факультет.

Вместе с молодой супругой после окончания университетов в 1973 году по комсомольскому направлению уехали строить Байкало-Амурскую магистраль. Через шесть лет по приказу министерства транспортного строительства переехали в Башкирию в закрытое межтерриториальное образование Межгорье, где работали следующие шестнадцать лет. В 1998 году семья Левенских вернулась в Двуреченск. Сергей Николаевич за свой долгий профессиональный путь попробовал себя в различных профессиях: инженер-механик, конструктор, заместитель руководителя, бизнесмен, глава администрации поселка. Сейчас он трудится инженером по надзору в отделе капитального строительства Ключевского завода ферросплавов. Сергей Николаевич говорит, что не любит стоять на месте, поэтому его жизненный путь отражает все «болевые точки» в истории нашей страны.

В 1986 году, когда произошла авария на Чернобыльской электростанции, Сергей Николаевич трудился заместителем руководителя автотранспортного предприятия. Был дан приказ, и в течение 36 часов колонна грузовых машин из Башкирии добралась до Киева. Задачей была доставка буровой техники на объект.

–Мы приехали в Киев 8 мая, взрослые и дети были в белых накидках, мы не понимали для чего, вспоминает Сергей Николаевич. – К этому времени туда уже было стянуто очень много людей из различных ведомств. Поехали на электростанцию просто из любопытства, хотя сейчас понимаю, что туда вовсе не нужно было ездить, ведь у нас были другие задачи. Хотелось увидеть все своими глазами. На первый взгляд масштаб бедствия был непонятен, ну разрушена стенка реактора, но радиацию же не видно. Только позже нам объяснили, какие последствия может иметь облучение.

Специалисты Главметростроя планировали пробурить скважины и залить в них жидкий азот. Но первоначальные планы сорвались из-за неустойчивых грунтов, в итоге горняки буквально прокопали штольню под землей. Смонтировали азотные батареи под плиту реактора, чтобы его охлаждать. Среди людей, которые были собраны на ликвидацию последствий катастрофы, Сергей Николаевич выделяет академика Е. П. Велихова, он принимал непосредственные решения, корректировал действия на месте.

За десять дней, которые двуреченец провел в Киеве и непосредственно в Припяти, ему запомнилось множество моментов. Так, после аварии в Киеве прошел этап велогонки Мира, никто не предупреждал иностранцев об опасности. Врезались в память уральца огромные очереди возле магазинов кожгалантереи. Киевляне покупали чемоданы, нужно было уезжать хотя бы временно, паковать вещи. До отказа были забиты переговорные пункты, вокзалы.

По дороге в Припять круглосуточно шли бетоновозы, буквально с интервалом в минуту-две. Со всей страны была собрана техника, чтобы соорудить, если так можно выразиться, саркофаг вокруг энергоблока. Не может забыть С. Н. Левенских жуткую картину брошенных домов в 30 километровой зоне отчуждения: открытые дворы, пустые улицы, по которым бродили коровы, собаки.

Среди средств химзащиты были только респиратор «Лепесток» и обыкновенная из хлопчатобумажной ткани рабочая форма. Незнание рабочих об опасности радиации порой приводило к печальным последствиям.

– Среди монтажников я видел впервые серьезно облученных людей, – рассказывает С. Н. Левенских. – Мы базировались в Киеве, здесь происходила пересмена рабочих. Помню, что возвратившуюся из Припяти бригаду встречала скорая. Парень шел в белом костюме, а лицо у него было одного оттенка с рабочей одеждой. Это характерный признак серьезного облучения.

Очень много ликвидаторов аварии погибло в первый год. Те, кто выжил, стараются поддерживать свое здоровье, не сдаются. Сергей Николаевич, несмотря на то, что ему 62 года, активно занимается спортом. Особенно он любит ездить на велосипеде, ходить по пересеченной местности. Самое большое расстояние, которое ему удалось преодолеть на двухколесном транспорте, был путь до Магнитогорска. Он неоднократно участвовал в майских прогулках, однажды даже состязался в Сысертском триатлоне, где познакомился с Олимпийским чемпионом Сергеем Чепиковым.

Активный и жизнерадостный уралец говорит, что радиация сказалась на его здоровье целым букетом заболеваний, хотя считает, что его облучение было несильным, в госпитале были пострадавшие гораздо хуже. Радиация отразилась на последующем поколении. Младшая из четверых детей в семье Левенских, Елена, родилась уже после чернобыльской катастрофы, она унаследовала от отца заболевания связанные с облучением. Поэтому теперь наравне с другими чернобыльцами из Свердловской области состоит на учете в областной больнице N 2, проходит ежегодную диспансеризацию.

Ликвидаторы имеют некоторые льготы, к примеру, право выйти на социальную пенсию в 50 лет, с минимальным трудовым стажем 10 лет. С одной стороны, это здорово, с другой стороны, трудовая пенсия не начисляется. У Сергея Николаевича десятки лет трудового стажа, да и средний заработок был довольно высоким, но, к сожалению, эти сведения никак не повлияют на размер выплат.

Обидно, что чернобыльцев время от времени пытаются забыть. Так, в начале 2000-х отменили советские удостоверения, аргументируя тем, что Советского Союза уже нет. С. Н. Левенских пришлось вести длительную переписку с украинской организацией «Союз Чернобыль», отправлять им документы, доказывая свое участие в ликвидации. Только после предоставления справки выдали уже российское удостоверение. Многим не удалось восстановить свои документы.

На Ключевском заводе ферросплавов работает двое ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции: С. Н. Левенских и С. В. Фоминых, недавно ушел на заслуженный отдых третий из них С. М. Дорогин. Даже спустя 31 год Сергей Николаевич говорит, что в случае необходимости и сейчас не отказался бы поехать, рассуждая смело: «Кто, если не мы?».

Елена Семенова.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и брань, будут редактироваться.

Система Orphus