Главная » Экономика » Не жители должны сортировать мусор
Экологический десант Директор Уралтермопласт Андрей Андреевич Сазонов

Директор Уралтермопласт Андрей Андреевич Сазонов

Читателям «Маяка» уже известно это имя – Андрей Андреевич Сазонов. Он является директором предприятия в г. Арамиль, которое занимается переработкой пластика – «Уралтермопласт». Именно это предприятие стало одним из партнеров нашего прошлогоднего «Экологического десанта». Из собранного жителями вторсырья «Уралтермопласт» сделал полимерные доски для 40 новых скамеек.

А еще А. А. Сазонов – первый директор первого в Свердловской области мусороперерабатывающего завода, который был открыт в Первоуральске. Именно с ним, как с экспертом, мы решили поговорить о мусорной реформе.

— Андрей Андреевич, с января реформа, к которой долго готовились, началась. Как вы оцениваете, по тому ли пути она пошла. Важно ли приучать население сортировать мусор? Сегодня к раздельному сбору не готовы не только потребители, но и исполнители услуг. Все отходы в итоге едут в одном мусоровозе на один полигон.

— Я вообще противник раздельного сбора мусора населением. Мы смотрим на Германию: они так делали. Они действительно так делали, но это было после войны. Когда не было сегодняшних технологий. Теперь они есть. А мы хотим вопреки логике начать со вчерашнего дня. На существующих в области мусороперерабатывающих заводах допотопные технологии. На Широкой речке завод стоит. Сотрудники вручную разбирают мусор, который производит полуторамиллионный город. Это же абсурд. Ну не может ни 15 человек, ни 100 перебрать мусор, который производят миллионы потребителей. И экономически это нецелесообразно. Нужен технологичный завод. Не ручной труд, а автоматика должна сортировать отходы. Сегодняшние технологии позволяют разделять отходы по цвету, по форме, по химическому составу, — какую программу задашь. Северного полигона (в Пышме) физически года на три хватит. А дальше?

— Говорят, сортировка у нас буксует из-за русской ментальности?

— Разговоры о ментальности – это миф. Немцы не потому выполняют правила, что у них к этому природная склонность. Там у них штрафы за нарушения — ой-ей-ей какие. Нарушишь – не поздоровится. Но даже добросовестный пользователь может просто ошибиться. Зачем полагаться на человеческий фактор, если точнее, быстрее, дешевле это сделает автоматика. Убежден, что раздельный сбор мусора от населения вредит развитию отрасли: зачем внедрять новые технологии, если можно заставить население. Но это — регрессный путь. В этом смысле молодцы тюменцы. Там построили современный завод за 1,6 млдр, а Свердловская область пока ищет инвестора. Тюменские инвесторы сейчас будут строить завод в Нижнем Тагиле. Геологию уже проводят. Думаю, Тагил будет первый в области, где построят нормальный завод. Он будет сделан уже с учетом ошибок, которые пришлось исправлять в Тюмени.

Я убеждена, что действующий тариф у регионального оператора «Спецавтобаза» завышенный. Реальные исполнители получают меньше половины от того, что платит население и юридические лица. Так, в тарифе самое дорогое – перевозка. Предусмотрено, что за каждый кубометр перевозчик получает 426 рублей 52 копейки. Но фактически Сысертское ЖКХ получает за куб 200 рублей, а деревенские предприятия еще меньше. Разница – больше половины суммы – оседает в коммерческой структуре – «Транссервис», которая, как прокладка, впитывает деньги от населения. Компания не оказывает услуг в округе. Она посредник, заключающий с одной стороны, договор с региональным оператором, с другой – с исполнителями. Не слишком ли жирную часть пирога получают коммерсанты от населения за это посредничество?

— Соглашусь, что посредник здесь – лишнее звено. На каждом месте до реформы были свои исполнители. Они и остались. Но исполнители сегодня концы с концами сводят. Им нужно машину соляркой заправить, зарплату водителям выплатить, налоги уплатить… В общем, ремонт машин отодвинется на последнюю очередь. И через полгода машины полетят. Что тогда будет? Мусорный коллапс? А если перевозчику оставить денег побольше – он может в лизинг покупать новые машины. Оказывать услугу бесперебойно.

— Но исполнители же сами подписали договоры с «Транссервисом».

— Вынуждены были. Иначе что им оставалось делать? Закрываться? Сокращать людей и распродавать технику? Они выбрали меньшее зло.

— С началом реформы платить за мусор обязали всех и каждого. Долгие годы частный сектор делал это добровольно. И многие не оплачивали эту услугу вовсе. Сегодня идет дискуссия, в том числе и между жителями: выставлять пакеты вдоль дорог или оборудовать  контейнерные площадки — что лучше? Как считаете вы?

— Никто не хочет видеть контейнер возле своего дома. Индивидуальные контейнеры, как это заграницей, у нас тоже не приживутся. Его либо прикручивать надо как-то, либо унесут. Пакеты раздирают собаки. Но от этого можно уйти. Делать трубу высотой метр и сетчатую корзину наверх. Это, конечно, не спасет от бомжей. Но хотя бы от собак защитит.

— Сегодня к муниципальным контейнерам, бывает, частники ставят сетки для сбора пластиковых отходов. Правильно ли это?

— Представьте, вы тратите 1,6 млдр на строительство завода. А энтузиасты сделали сетки для пластика – собрали пластик, поставили ящик для бумаги – собрали бумагу и т.д. Все хорошее забрали, а вам осталось то, что не годится для переработки. Не будете ли вы считать, что вас обокрали? По логике, как должно быть: задача жителя – взять мешок и выкинуть в бак. Перевозчик на мусоровозе доставил все на сортировочный завод. Задача завода – отсортировать то, что поддается переработке. А это — более половины отходов. Отобранное вторсырье завод продает на аукционах. Но если на проданное сырье начнут снижать тариф – у завода не будет стимула сортировать. Перерабатывающие предприятия закупают сырье для своих производств.

— Как вам кажется, не рано ли началась реформа? Заводов нет, сортировки на полигонах нет…

— Ну да, нужно было сделать инфраструктуру. Сейчас говорят о том, что существующие полигоны оборудуют сортировками. Но если она будет такой, как на Широкой речке, с сортировкой вручную, — то это будет только для галочки. Только по документам. Для эффективной работы, если мы действительно хотим позаботиться об экологии, нужна автоматика. Если мы оглядываемся на Европу, то там большинство цементных заводов работают на мусоре. Мусоросжигательный завод оборудуется очень дорогостоящими фильтрами, чтобы продукты горения не выбрасывались в атмосферу. Себестоимость такой утилизации – дикая. При сжигании образуется шлак 2 класса опасности. Его нельзя на общий полигон – для него должны быть особые условия. За счет всего этого тариф на утилизацию – просто дикий. Население его не потянет. И во всем мире мусоросжигающие заводы на дотации. А когда цементный завод работает на мусоре – там температура 1800 градусов, и весь шлак в клинкере, в цементе. Цементному заводу нужна уже другая система очистки – попроще и подешевле. К примеру, сухоложскому цементному заводу  на год потребуется 240 тысяч тонн мусорного топлива. Это, примерно, 1 миллион тонн отходов. Екатеринбург за год выдает около 650 тонн ТКО.

— Но не весь же мусор пригоден для топлива?

— Вот здесь и поработают отдельные технологические линии для производста топлива. Для повышения калорийности топлива подходят покрышки, отходы лакокрасочных производств. Шикарное топливо – памперсы. На самом деле в отходах будет хороший объем горючих материалов.  Инертную фракцию – все то, что не гниет (битое стекло, штукатурка, песок, осколки керамической плитки…) можно использовать для пересыпки полигона. Можно засыпать ей заброшенные карьеры. Если мы хотим в целом навести порядок.

— У меня вызывает большой вопрос, почему к бытовому мусору не относят отработанные батарейки и газоразрядные лампы. Они наносят ущерб природе при попадании в землю. Однако батарейки принимает единственный завод в России, который находится в Челябинске. Мало того, что туда добираться далеко, так еще, чтобы сдать батарейки, человек должен отдельно заплатить.

— То же и с лампами – принимают за деньги. Правда, сдать можно поближе. Их принимают в Екатеринбурге. Но за плату. Конечно, это неправильно. Потребитель заплатил за вывоз мусора – возьмите у него все. И сортируйте. И отправляйте по разным направлениям. В противном случае, все это окажется в земле, в грунтовых водах. Таким образом, экологическую задачу мы не решим.

— Спасибо за беседу. Конечно, проблема с утилизацией отходов в России не просто назрела, а перезрела. Но реформа делает первые шаги. И, наверное, пойдет путем проб и ошибок. Будем надеяться, что этот путь, в конечном итоге, сделает Россию чище.

Интервью вела Ирина Летемина

 

Расскажите друзьям!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

4 комментария к записи “Не жители должны сортировать мусор”

  1. Александр 22/04/2019

    Ага, и в европейских странах живут сплошные дураки, которые все еще сами сортируют мусор. Каждый смотрит со своей колокольни.

    Ответить
    • Летемина И. Н. 22/04/2019

      Как раз зарубежные коллеги с ним этим же делятся, что нет необходимости сортировать в квартире. Но там вся инфраструктура заточена под раздельный сбор.

      Ответить
      • Андрей 23/04/2019

        Парадокс!!! Мы пытаемся наладить раздельный сбор отходов А Европа ищет пути от него избавиться

        Ответить
  2. Андрей 23/04/2019

    Уважаемый Александр !!! Прежде чем давать отзывы Вы должны понимать тему

    Ответить

Оставить комментарий

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и брань, будут редактироваться.

Система Orphus