Главная » Народные новости, Общество » Смерть среди дворцов, или как умирала Зина
Вагончик на улице Пушкина

Вагончик на улице Пушкина

Зину забрала СкораяОдин телефонный звонок в конце рабочего дня в понедельник, 13 июля, надолго вывел меня из зоны комфорта. Жители с улицы Пушкина в Сысерти рассказали мне о давно живущей в строительном вагончике женщине, с которой, похоже, случилась беда: ее уже несколько дней никто не видел. На улице жара под сорок, представляете, что творится в вагончике? Поди уж разложилась там Зина, – предполагал мой невидимый собеседник ужасное…

Я помчалась «спасать человечество», в данном случае одного конкретного ее представителя – Зину. Найти ее место обитания оказалось несложно: улица Пушкина в той ее части, что поближе к пруду – это почти сплошь дворцы состоятельных людей. Как туда Зина со своим вагончиком затесалась?

Приехав по адресу, я обнаружила там еще несколько человек, которые, как и я, прибыли сюда по звонку местных жителей. В частности, заведующая отделением срочного социального обслуживания Т. А. Шапкина с юрист-консультом отделения А. С. Любимцевой  уже обзванивали «скорую помощь», полицию.  Пока их ждали, Татьяна Александровна рассказала, что Зина, Вакурова Зинаида Владимировна, — подопечная отделения. Несколько лет назад сгорел ее дом, который был по этому адресу. Дочь хотела построить новый, а на время, пока будет строиться дом, купила этот вагончик, в котором мама могла бы временно пожить. Только известно, что мы предполагаем, а бог располагает. «Временно» получилось «до конца жизни» в буквальном смысле. Дочь заболела и быстро угасла от коварной болезни, мама осталась в вагончике.

Зинаида Владимировна и сама была не здоровым человеком. И, видимо, потерявши дочь, потеряла и смысл жизни. В народе говорят – «плюнула на себя». Нет, она не была и не стала пьяницей. Никто из тех людей, кто говорил про нее, не сказал, что она выпивала. Говорят, была «не в себе несколько». Татьяна Александровна, видя, как тяжело приходится Зине, предлагала ей переехать жить в социальное учреждение, но Зина наотрез отказывалась.

Хозяйка рядом стоящего магазина рассказывала, что весной Зина стала ездить на Сысертское кладбище. Купит мусорных пакетов на 200 литров, водички себе, вызывала такси. Тяжело ходила уже, с палочкой, но уезжала на кладбище, прибирала там мусор. Как на работу ездила. Пенсию получала, продукты себе покупала. А потом перестала приходить…

Меж тем приехала «скорая». Мы зашли в вагончик. Боже мой! Запах, который просто сносит голову! Представьте: на улице под 40 градусов, в железном вагончике, наверное, под 50, если не больше. Железная кровать с деревянными досками, без матраца, без подушки, без белья. В углу черный шифоньер. Стены и дверь вагона оклеены журнальными и газетными вырезками «из жизни святых». На полу, в куче черного, бесформенного, вонючего тряпья лежит человек. Голое тело едва прикрыто опять же тряпками. Татьяна Александровна говорит, что то, что было платьем, туго обмотало женщину, она даже рукой из-за этого не могла двинуть. Рука распухла. Пришлось платье разрезать. Да оно уже так сопрело, что само рвалось. Видимо, уже несколько дней нужду женщина справляла под себя. В такой жаре сопрело не только платье. «Да она уже сама гниет заживо», — сказал кто-то.

Тем временем приступила к работе фельдшер «скорой помощи» — экипаж оказался из Двуреченска – Римма Романовна Вишнякова. Надела перчатки, освободила Зину от тряпья, надела ей подгузники, поставила ей укол… И все это время разговаривала с Зиной. Да так ласково, да так терпеливо. Расспрашивала ее о жизни, о болезнях. Рефреном звучало: «Зиночка, милая, да как же ты себя так запустила?». Одно сочувствие в голосе, одна жалость. Господи, какое большое сердце должны иметь медики! Я же не могла заставить себя зайти в вагончик из-за запаха и ужасающей картины нищеты и запущенности, царящей в ней, и только слышала, что происходит внутри.

Еще немного подождали полицию, которая так и не приехала.  Римма Романовна попросила водителя Владимира Юрьевича Колясникова принести тент (не знаю, как правильно называется эта штука, на которой транспортируют лежачих больных: тент, полог, палатка?): надо ехать, везти больную в больницу. Фельдшер, водитель, юрист Алена и местная не совсем трезвая женщина Люба потащили тяжелый груз по кривым-косым ступеням, по камням и осколкам бетона во дворе, через проволочный забор к «скорой». Погрузили. А Римма Романовна все говорит с Зиной, говорит, снова какие-то медицинские манипуляции начала в машине делать.

Уехали. Вишнякова сказала, что повезли в Арамиль, в отделение палиативной медицины. У меня в голове какая-то дурацкая мысль промелькнула: хоть на чистых простынях Зина будет лежать. Как-будто это было главным…

А позавчера позвонила мне Т. А. Шапкина и сказала, что Зина, Зинаида Владимировна Вакурова, 68 лет от роду, умерла в больнице в Верхней Пышме. И лежит ее тело в морге, которое и забрать некому. Говорят, у нее есть сын, но Татьяна Александровна сколько ни пыталась, найти его не могла. Должны быть еще внуки, дети умершей дочери.

Может, прочитает эту печальную историю кто-то, кто знал Зинаиду Владимировну. Кто знает, как найти сына, внуков. Позвоните Татьяне Александровне по телефону 7-05-35. Чтобы когда будут опускать тело З. В. Вакуровой в могилу, рядом стоял хоть один родной человек.

И да: берегите себя.

Надежда Шаяхова

Расскажите друзьям!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

Один ответ к записи “Смерть среди дворцов, или как умирала Зина”

  1. Оптимистка 22/07/2020

    В статью закралась ошибка: Вакурова З.В. проживала на ул. 8 марта. Царствие ей небесное…

    Ответить

Оставить комментарий

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и брань, будут редактироваться.

Система Orphus