Главная » Культура, Общество » Истоки большого рода
Супруги Гисматуллины

Супруги Гисматуллины

Тысячелетиями человечество задается вопросом: что такое судьба? Это то, что предначертано свыше, неизбежность или собственный выбор человека? Почему люди так по-разному проживают жизнь? Кто-то родился – учился – женился – работал – в лучшем случае дом построил – и тихо помер. Другого жизнь ломает, бросает из стороны в сторону и из края в край, порой ставя его совсем уж на грань. А человек проходит через эти огонь и воду, сохранив достоинство и честь. А кто-то не проходит опять же…

В конце декабря глава Большеистокской сельской администрации Н. Ф. Костарева и члены местного совета ветеранов поздравляли с 65(!)-летием совместной жизни супругов Гисматуллиных – Султанию Ахметзямиловну и Гумера Абдулловича. А вообще прошедший год стал для них юбилейным вдвойне: еще и 90-летие оба отметили. Досталась им как раз нелегкая судьба. Хотя бы уже потому, что детские годы пришлись на войну, которые проживали они в одной из татарских деревень. Им пришлось очень рано повзрослеть, подставив свои еще неокрепшие плечи в помощь матерям в тяжелой крестьянской работе, не дававшей пощады никому – ни старым, ни малым.

А если ты еще и сирота? И в твои всего лишь 12 лет на твоем попечении остается 3-летний брат? Нет, вы только представьте! В 6 лет Султания осталась без матери, а в 12 и без мачехи. Шла война, отец на фронте, мачеха в поле с зари до зари.  А то и вовсе не приходила ночевать – спали прямо в поле поздней осенью. Вот и заболела воспалением легких. Подозвала к себе Султанию, сказала – умираю, брата береги. Вскоре не стало и бабушки. Потом дедушку схоронили. На отца в 1942 году весточка пришла – пропал без вести. Все. Остались на белом свете вдвоем два ребенка – 12-летняя Султания и 3-летний Ахметсафа. Сразу скажу: исполнила она наказ мачехи. Была брату по крови за мать и за отца. Всю жизнь друг друга из виду не теряли, жизненными дорогами пересекаясь. Ахметсафа тоже дожил до глубокой старости, его не стало в конце прошедшего года.

Но до этого была еще целая жизнь! Уже в 5 лет Ахметсафа пас колхозных овец. Султания в поле трудилась, на лошади. Пахали, сеяли. Потом и лошадей не стало, коров в плуги запрягали. Ездили на коровах же на станцию за 15 километров за керосином. Один раз Султании пришлось ночевать со своей коровой одной прямо на дороге. Корова не хотела идти: оказалось, ей хомутом шею до крови натерло. Как могла перевязала ей рану своим платком. Так и заночевали вдвоем.

А ведь кроме работы в колхозе надо было еще и свой огород садить. Кур, овец своих держали, потому что питались только со своего хозяйства. А еще налоги платить… Кому какое дело, что тебе только 15 лет и у тебя на иждевении 6-летний малыш? А бригадир снова в поле посылает. За плуг, пахать. Султания пробовала возразить – не могу, без сил. В ответ услышала – себе картошку посадили, значит и в колхозе можешь.

Война закончилась. Люди смеялись, кричали и плакали одновременно. Одни радовались тому, что мужчины скоро вернутся домой. Другие плакали от горя: ждать им было некого. Султании надо было продолжать жить вдвоем с братом. Тогда девочка приняла взрослое решение: уйти из колхоза и завербоваться на какую-нибудь стройку. Продали кур, гусей, овец, только на корову покупателя не нашли, оставили у знакомых. Уехали в Казань. Там завербовалась на стройку в Бугульму – возводили завод для нефтяной промышленности. Жили в палатках, есть было нечего. В магазине продавали хлеб. Но за ним еще очередь надо было выстоять. Из дому утром выходили одновременно: Ахметсафа шел к магазину, в очередь за хлебом, Султания на стройку. Возвращались домой, бывало, одновременно. И хорошо, если с хлебом.

Уехали на другую стройку, в Новокуйбышевск. И вот тут в ее жизни появился Гумер. Так – то родились они в соседних деревнях, в 3 километрах друг от друга. Так случилось, что сестра Гумера работала вместе с Соней – так ее звали на русский манер на стройке. Сам Гумер тогда уже тоже уехал из деревни в поисках лучшей жизни в Пермь. Тогда, в послевоенные годы, много крестьян просто бежало из деревень в города от непосильного ручного труда, от налогов, от поборов государства, когда оно, государство, отбирало у своих крестьян все до последнего яйца и грамма масла.

Приехал Гумер навестить сестру, а нашел жену. Решили возвращаться в его деревню. Там все-таки и дом, и мать Гумера поможет с детьми, если что.

… Быстро, как говорится, сказка сказывается. Много еще всего в жизни произошло. Трое детей у них народилось – два сына и дочь. И так случилось, что родня друг за другом потянулась на Урал, в Свердловскую область. В 1964 году и Гумер свою семью в Свердловск привез. Работали сначала оба на шинном заводе. Гумер – на сильно шумном участке. Теперь вот без слухового аппарата совсем не слышит. А Соня ушла на табачную фабрику. Жили в своем доме, своим хозяйством, с коровой. Когда в 2006 году их дом попал под снос, предложили им взамен квартиру. Какая квартира, что вы?! Только дом. В это время большой род Гисматуллиных уже Большой Исток «осваивать» стал. Первым сюда приехал жить старший сын – Гали Гумерович.  А еще есть Гирфан, Гульнас. И сейчас все они живут здесь, в Большом Истоке. Так что почти 15 лет назад Гумер с Султанией тоже переехали в Большой Исток. Со всем хозяйством. С коровой, которая из Екатеринбурга в Большой Исток сама, своими ногами шла. А следом бежала еще и собака.

Фото из семейного архива Гисматуллиных

Фото из семейного архива Гисматуллиных

… Дом, в котором сейчас живут ветераны труда, труженики тыла, основоположники большого рода супруги Султания и Гумер  Гисматуллины, с улицы кажется небольшим. А идешь по двору – видно, как он вытянулся в длину. Живет в нем целых четыре поколения. Согласитесь, редко теперь встретишь такое, чтобы вместе уживались представители четырех поколений. Здесь живет средний сын Гирфан, внучка Лилия с супругом Марселем, их дети Рафаэль и Равиль. Крепко, в достатке живут, опять же своим хозяйством: куры, гуси, всякие утки – индоутки, индюки.                        А самое главное – дружно. Традиции чтут, к вероисповеданию с почтением относятся, даже самые младшие в доме знают и понимают родной татарский язык. Шесть внуков у Гумера с Султанией, 8 правнуков. А всего до 27 человек родни, бывало, собиралось в этом доме.

Материал этот брала – со мной все больше Султания разговаривала, иногда Марсель слово вставлял. Да иногда Султания к нему обращалась, когда какую-нибудь мысль с татарского на русский надо было «расшифровать» и мне передать. В свои 90 супруги в совершенно ясном уме, но Гумер в сторонке сидел, больше молчал из-за того, что плохо слышит. Султания же рассказывала мне, что газеты на родном языке из Казани для нее выписывают. Она с удовольствием их читает. Старается быть в курсе новостей и в стране, и в области, и в районе.

Заранее прошу прощения у героев этой моей публикации, если я где-то с годами ошиблась, хронологию событий не в том порядке изложила. Главное ведь тут не это. Главное – то, что людям этим досталась не простая судьба. Огонь и воду они прошли, но сохранили честь и достоинство. Этому детей научили, внуков и правнуков учат своим примером.

Надежда Шаяхова

 

 

 

Расскажите друзьям!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и брань, будут редактироваться.

Система Orphus