Главная » Здоровье » Записки о скорой: как работают наши медики

Скорая помощьДень и ночь – круговорот событий. Нет возможности спокойно поесть. Напряжение и проверка на прочность  – почти 24 часа в сутки. В таком режиме порой работает каждый сотрудник скорой помощи. 28 апреля они отмечают свой профессиональный праздник.

Накануне мы встретились с медиками сысертской скорой помощи и поговорили о профессиональном долге, о работе, о личном.

Не сгореть и не стать циником

Скорая помощь

Н. Н. Харин и Н. А. Рощина

Ранним утром, около 8 часов, на станции скорой помощи в Сысерти оживленно. Идет пересменка. Заступившие бригады готовят фельдшерские укладки, проверяют наличие препаратов, их срок годности, комплектность. Медики суеверны. Они не желают друг другу удачной смены или хорошего дня. За много лет работы замечено: стоит только пожелать добра, как тут же что-то пойдет не так.

– Сегодня удивительно спокойное утро, – рассказывает фельдшер Николай Николаевич Харин. – Бывают смены, когда в 7:50 ты уже едешь на вызов: хватаешь укладку, планшет и мчишься к пациенту. Особенно тяжело было на пике пандемии. Вызовов много, бригад не хватает, сотрудники болеют. Бывало, мы неделями дежурили сутки через сутки. От такого ритма засыпали стоя.

Николай работает в скорой помощи Сысерти 13 лет. За эти годы уже привык, что на улице многие прохожие с ним здороваются и улыбаются. Когда долго живешь и работаешь медиком в маленьком городе, такое внимание становится нормой. Как говорит сам фельдшер, приятно встретить пациента в добром здравии и хорошем настроении.

– В нашей работе очень много напряжения и порой негативных моментов, – делится Николай Николаевич. – Тяжело ездить на вызовы к онкопациентам или к неизлечимо больным детям. Ты понимаешь, что не в силах им помочь. Даже облегчить их физические страдания не всегда получается. Каждый раз переживаешь смерть пациента, как в первый. Горько, если не смог спасти. Думаешь, все ли сделал правильно? Поневоле можно зачерстветь душой, когда видишь много горя и боли. Меня от цинизма спасает семья. Все-таки медик должен быть чутким и отзывчивым. Проведешь выходные с домашними, отвлечешься и снова можно на работу. Иначе быстро сгоришь от переживаний и постоянного стресса.

А потом зазвонил телефон…

Скорая помощь

Н. Н. Харин и Н. А. Рощина

Диспетчер, Алевтина Александровна Юровских, утром готовит рабочее место. У нее три стационарных телефона, несколько бумажных журналов для фиксации вызовов, компьютер и специальный планшет. С помощью последнего она передает вызов бригаде, видит местонахождение медиков и время, когда они освободились.

– Я получаю вызов и направляю его свободной бригаде, – рассказывает Алевтина Александровна. – Пока медики едут к пациенту, есть возможность посмотреть детали: возраст больного, основные жалобы. И все это без дополнительных звонков. Также с помощью планшета можно уточнить свободные места для профильной госпитализации в кардиоцентр или сосудистое отделение. Доехать до нужного места по навигатору.

В 8:30 утра раздался первый звонок. Пенсионерка с высокой температурой, одышкой, возможно, контактировала с COVID-19. Первая бригада готовится к выезду: надевает защитный одноразовый костюм, респираторы, проверяет работу кислородных баллонов в машине. Через 10 минут второй звонок. Молодая женщина с жалобами на рвоту, диарею и температуру. Это не самое неотложное состояние, но такие симптомы у пациентки уже четвертый день, к тому же сильная слабость и головокружение. Вторая бригада собралась на помощь.

В среднем диспетчер может принять за сутки до 150 звонков. Реальных вызовов из них от 40 до 50. Остальная часть – вопросы и консультации, звонки от родственников с уточнениями, в какую больницу увезли пациента и даже ложные вызовы. Бывают и совсем странные звонки, на которые все равно нужно реагировать и выезжать. Однажды звонил мужчина и просил вырезать ему глаз. Оказалось, пациент был с алкогольным психозом.

Диагностика: метод Шерлока Холмса

На адресе нас с бригадой встречает женщина. Она напряжена и неразговорчива. Заметна небольшая гематома на лице и кровоизлияние в левом глазу. Фельдшер, Наталья Александровна Рощина, приступает к осмотру пациентки. Ее напарник, Николай Николаевич Харин, заполняет карту вызова и согласие на манипуляции.

Наталья Александровна опытный работник: в здравоохранении трудится больше 26 лет, из них почти 18 лет – на скорой помощи в Сысерти. Этот вызов не первый, когда пациенты скрывают часть симптомов или недоговаривают. Медик сразу замечает странное состояние женщины и подозревает помимо отравления черепно-мозговую травму. На прямой вопрос об ушибах пациентка уклончиво отвечает. Фельдшер проводит неврологические пробы, проверяет менингеальные симптомы, пальпирует живот. Женщину нужно отвезти в инфекционное отделение и пригласить на консультацию хирурга. Медики берут экспресс-тест на COVID-19. Получив отрицательный результат, она собирается в стационар.

– В моей практике были случаи, когда пациенты что-то недоговаривали или из страха, или от непонимания серьезности ситуации, – делится фельдшер Наталья Александровна. – Помимо стандартных действий и манипуляций ты, как Шерлок Холмс, собираешь анамнез по крупицам, обращаешь внимание на образ жизни пациента, на то, в каких условиях он живет, как отвечает на твои вопросы.

Ценность человеческой жизни

Бывают ситуации, когда медик выбирает между правилами и профессиональным долгом. В декабре прошлого года Наталья Александровна Рощина приехала на вызов: кома, тяжелая дыхательная недостаточность, судороги. До города в таком состоянии не довезти, опасно: может развиться отек мозга. Да и дороги такие, что тряска шансов на жизнь не добавит. В стационаре Сысертской больницы – ковидный госпиталь. Что делать? Дорога каждая секунда. Наталья Александровна приняла решение рискнуть и доставить пациента в реанимацию «красной зоны».

– Мне хотелось, чтобы парнишка выжил, – вспоминает фельдшер. – Такой молодой. Я предупредила руководство, что везем в нашу реанимацию пациента. Без всякой защиты забежала с каталкой в госпиталь, не было времени переодеваться. Пациента тут же подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Стабилизировали. Через день мы перевезли его в городскую больницу. Самое приятное – все было не зря! Через две недели встретила его в магазине. Живой и невредимый.

Наталья Александровна радушная, жизнерадостная, с ласковым голосом. Такому медику можно доверить самое ценное – жизнь. Перед сменой возле больницы она встретила свою пациентку, пожилую женщину. Заботливо расспрашивала ту о самочувствии.  Как говорит фельдшер, работа в маленьком городе накладывает свой отпечаток. Каждый второй может оказаться соседом, приятелем, родственником, знакомым знакомого или школьным товарищем сына.

Когда-то в начале своей карьеры Наталья работала фельдшером в детской поликлинике, но рутина и однообразие педиатрических приемов не для нее.

– Работа в скорой приучает держать себя в тонусе, – делится Наталья Александровна. – Здесь каждый день новые клинические случаи и дежурство никогда не похоже на предыдущее. Помню, как однажды везла в городскую больницу подростка со стрелой от арбалета в трахее.  Что могли, мы сделали на месте: по максимуму постарались снизить отек головного мозга, стабилизировали давление и сердечный ритм. А дальше оставалось только молиться… И знаете,  всю дорогу держала свои руки возле его головы и молилась. Такие случаи запоминаются надолго. Ты будто частичку себя отдаешь пациенту. Хочется, чтобы он выжил несмотря ни на что.

Социальное такси и служба поддержки

Харин и РощинаПочти у каждого медика на скорой были случаи, когда их вызывали от скуки или по надуманному предлогу. Часто грешат этим одинокие пенсионеры.

– Приезжаем к пожилой женщине, из жалоб от диспетчера «плохое самочувствие», – рассказывает Николай Николаевич Харин. – Спрашиваю у бабушки, что именно и где болит. А она заладила: «Плохо мне, плохо. Поговорить не с кем. Попейте чаю со мной». Жаль стариков.

Иногда работники скорой получают от довольных пациентов домашние гостинцы: соленья, выпечку, варенье. Однажды мамочка подарила сотрудникам кофеварку за то, что научили ее сына мыть руки. Мальчишку с симптомами острого ротавируса везли в «инфекционку» и по пути медики объясняли, почему микроб пробрался в живот, и как этого избежать. Бывают и неприятные моменты в работе. Например, когда скорую помощь вызывают как социальное такси.

– В последнее время у людей сложилось неправильное представление о работе скорой, – делится фельдшер Николай. – Мы оказываем экстренную и неотложную помощь. Мы не такси, чтобы довезти до стационара. Иной раз приедешь на вызов, а пациент уже и вещи сложил для госпитализации. Мол, везите меня в стационар подлечиться. А у самого стандартное обострение гипертонической болезни, даже не криз. Мы в таких случаях оказываем симптоматическую помощь, делаем ЭКГ, исключаем инфаркт. Если все в порядке, оставляем дома. Вызов передаем в поликлинику, потому что самое правильное в таких случаях – откорректировать терапию со своим лечащим врачом. Тогда и давление будет в норме.

В Сысертском городском округе проживает почти 68 тысяч жителей. По нормативам минздрава на такое количество людей положено шесть бригад скорой помощи. У нас они базируются в Двуреченске, Бобровском, Никольском, Патрушах и две в Сысерти. Из-за территориальной протяженности района бывает много неудобств: драгоценное время теряется на дорогу. Непросто было медикам на пике пандемии, когда одна госпитализация пациента в Екатеринбург могла занимать 5-6 часов. Сейчас тоже бывают моменты, когда маршрутизация в областной центр длится не один час. Все же, наши сотрудники при любых обстоятельствах стараются делать свою работу хорошо и на совесть.

В скорой помощи Сысертской ЦРБ работает 77 специалистов: водители, врачи, фельдшеры, технические служащие. Пожелаем им в профессиональный праздник здоровья и неиссякаемой энергии! Пусть работа будет в удовольствие.

Юлия Хоминец, пресс-секретарь Сысертской ЦРБ

Расскажите друзьям!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и брань, будут редактироваться.

Система Orphus